WRITING

Гроза

NVBR02, 2022 // NVBR04, 2022

Самое “ух” было в детстве. Мы с дедушкой поехали в ночную — пасти коровушек в полесские степи (Столинский р-н.): он, я и монохромный пес.
Утром дедушка: “бяры бабушкину коўдру, будзе зарница”. Я взял плотное одеяло цвета айвазовских волн, еду, воду, крошки сна и мы выехали ранним утром; гроза выехала в полночь.
Полночь. Привал на пустыре. Слева — река, обрывы, песчаная гряда; справа — седой дуб. Бледные росчерки бесшумных вен на темном горизонте.
— Зарница, — протянул дедушка Ульян (для чеховской атмосферы я мог бы написать про самокрутку, но дедушка не курил). (Всполохи детской памяти: Ульян-Июль. Середина июля). Стоим, смотрим: молния разрезает небо, звука нет. Час тишины, штиль, ч/б пес бегает вокруг стада, чтобы не рассыпалось и не смешивалось, территориальный парень.
Ветер крепчает: мягкий, теплый, напористый. Под левым ухом кто-то ударил. Пес под дуб, я за ним. Дедуля меня за шиворот: “Вадзiмка, куды?”. Достал айвазовское море, отвел от дерева, и, сказав сидеть, накрыл. И страшно, и интересно.
Налетело. Темный небосвод, силуэты коров, молния в лес, звон в ушах, белая простыня, силуэты исчезли, появились, моргнули, ромб, квадрат, листья, море пахнет соломенным теплом, в понедельник контрольная по математике, вечером играем против ребят со второй школы (нужно мяч подкачать), рыженькая Танюша сказала у меня красивый почерк, забрать у Саши картридж, лишь бы мама не заметила царапину на велике, Олег хорошо водит мяч.